Луиджи Малерба. Электрический ветер





OCR: Phiper
Перевод с итальянского Ф. Двин

Электрический ветер
Я называю его "электрическим ветром", потому что он, совсем как ветер, неизвестно откуда налетает и куда девается. Нечто похожее бывает со всеми: возвратившись вечером домой, мы иногда чувствуем его, когда причесываемся или снимаем шерстяной пуловер. Если небо затянуто низкими черными тучами, а воздух насыщен электричеством, я, поднося ключ к замочной скважине входной двери, случалось, отчетливо видел в темноте электрические искры, но никогда не придавал значения таким пустякам. А беспокоиться начал в тот день, когда у меня в руках зажглась лампочка.
Я никому ничего не сказал, даже жене, которая пользуется любым поводом, чтобы посмеяться надо мной. В данном случае мне было не до смеха. Нет. Попробовал повертеть в руках другую лампочку и убедился, что и она загорелась, когда я пальцем одной руки прикоснулся к патрону, а пальцем другой - к свинцовому контакту. Минут через десять свет начал слабеть, потом совсем погас. Но стоило поменять пальцы местами, как лампочка загоралась вновь. Короче говоря, мои пальцы превратились в два полюса электрической цепи.
Я всегда отличался взрывным характером, часто бывал каким-то наэлектризованным и чрезвычайно чувствительным к электромагнитному излучению, но с особой силой эта моя особенность проявилась с то-
го момента, когда меня взяли бухгалтером в одну солидную стоматологическую клинику. Там я сразу заметил, что со мной стали происходить странные вещи и что за день работы я заряжался электричеством больше обычного. Кабинет, в котором я работаю, находится на последнем этаже здания, сплошь состоящего из железобетона и стекла. Во всех помещениях там полно довольно изящных черных трубок: в них упрятаны провода, подсоединенные к зубоврачебной аппаратуре. Естественно, что из-за этих проводов образуются мощные магнитные поля. Вот почему я каждый вечер возвращаюсь домой насыщенный электричеством, как батарейка. Правда, сравнение это несколько хромает, так как разряженную батарейку выбрасывают, а я автоматически перезаряжаюсь. Вернее сказать, я больше похож на аккумулятор - вроде тех, что устанавливают в автомобилях. Но и это сравнение нельзя назвать вполне точным, потому что аккумуляторы заряжаются от динамомашин, а я - от индукции магнитных полей.
Проработав в этой клинике всего несколько дней, я как-то вечером воткнул штепсель телевизора в стенную розетку и увидел, что вокруг моих пальцев появилось странное зеленоватое свечение, а телевизор вышел из строя. Пришлось вызывать мастера. Он успокоил меня, сказав, что ничего страшного не произошло: просто перегорел предохранитель. По-видимому из-за молнии. Конечно, я не сказал ему, что "молнией" был я сам.
Я уже говорил, что не хотел ставить жену в известность об этом факте, но она все равно что-то заподозрила. И только из-за моей неосторожности. Как-то утром, когда я брился электрической бритвой, выключили свет. А поскольку я выбрился лишь наполовину, то отсоединил вилку от шнура и концы провода взял в руки. Бритва заработала, и я продолжил бритье. Жена, как раз проходившая мимо двери в ванную, услышала жужжание бритвы и во что бы то ни стало захотела узнать, как это я бреюсь, если нет света. Пришлось рассказать ей правду.
Что тут началось! Она потребовала, чтобы я включил телевизор, радиоприемник, проигрыватель, кухонный комбайн, машинку для натирания сыра и кофемолку. Потом очередь дошла до утюга, пылесоса и электрополотера. Ее не обеспокоило, что мой организм до такой степени насыщен электричеством, нет, это обстоятельство просто привело ее в восторг. Она у меня женщина умная, но чересчур экономная: вечно делает долгосрочные расчеты или, как она говорит, вырабатывает перспективу. Сэкономить тысячу, другую в день - это, по-моему, пустяк, она же высчитывает, что за год они складываются в огромную сумму. Можно ли ее выбросить? Нет, на это не способен даже я. Так, например, пару месяцев тому назад она заставила меня купить новую посудомоечную машину, потребляющую меньше электроэнергии, чем прежняя. Я потратил семьсот тысяч лир, и трата эта окупится - я ведь бухгалтер и тоже умею делать долгосрочные прогнозы - примерно за двадцать лет. Жена уже подсчитала, сколько электроэнергии мы сэкономим, используя мою личную энергию. Зачем нам дарить деньги государству, если мы можем пользоваться моей дармовой энергией?
Когда я, уставший после трудового дня, возвращался вечером домой, жена совала мне в руки две клеммы от электропровода, питавшего наш телевизор. Бывало, я приходил домой под таким высоким напряжением, что летели предохранители. Жена купила учебник по электротехнике и сразу сумела покончить с этими маленькими недоразумениями.
Она подсоединила меня к трансформатору, обеспечивавшему на выходе 22О вольт, и к стабилизатору, регулирующему перепады напряжения в сети. И еще жена заметила, что, когда я нервничаю, напряжение резко возрастает и я могу вывести из строя домашние электроприборы. Она вдруг сделалась такой специалисткой и стала очень непринужденно рассуждать о вольтаже, амперах, сопротивлении, индукции, магнитных волнах, проводниках и тому подобном. А я по-прежнему путал ватты с вольтами. Теперь, когда мне вовсе даже не хотелось смотреть телевизор, жена заставляла меня усаживаться в кресло, совала мне в руки две клеммы, а сама уходила в кухню, где, пользуясь удлинителем, включала свои приборы. Однажды ее так ударило током, что она испугалась. Я надеялся, что на какое-то время жена оставит меня в покое, но она купила себе туфли на пробковой подошве и продолжала свои электродомашние хлопоты.
Как-то вечером она дала мне в руки клеммы, а сама удалилась с удлинителем, но вскоре вернулась и накинулась на меня с обидными упреками: я, мол, не в состоянии заставить работать как следует даже посудомоечную машину. По ее словам, машина включилась, но, набрав воду, тут же выключилась.
- Наша машина берет слишком много энергии, - попытался оправдаться я.
- Ты заряжаешь даже электрогриль для жарки бифштексов, - ответила она, - значит, можешь и посудомоечную машину заставить работать как следует.
А я и не знал, что бифштексы, которые жена подавала к ужину, когда у нас бывали гости, она жарила на моем электричестве. Почему она это от меня скрывала? В общем, мне было неприятно, что она хочет повесить на меня еще и мытье посуды.
Несколько дней я с ней почти не разговаривал. Но тут ее осенила новая идея: поскольку я аккумилировал энергию от магнитных полей, почему бы мне не подключаться непосредственно к сети?
- Умная какая, - сказал я, - если я это сделаю, какой счет мы получим в конце месяца?
Но, оказывается, жена мыслила шире: она полагала, что мне надо подключаться к сети по месту работы.
- Так это же воровство, - заметил я.
Тут жена стала выступать с нападками на моих работодателей, которые платят мне какую-то ерунду и зарплату повышать отказываются. Разве тебе не известно, что дантисты зарабатывают сотни миллионов в год и при этом даже налогов не платят?
- Я никогда и ни у кого воровать электроэнергию не буду, - отрезал я. - Даже у дантистов, потому что я не вор. И главное - для чего? Для того, чтобы мыть посуду? По-твоему, я должен ради этого запятнать свое честное имя? Нет, и не подумаю.
Но все же я не устоял. Однажды, воспользовавшись удобным случаем, я незаметно подключился к штепсельной розетке в зубоврачебном кабинете, взял один провод в правую руку, а второй - в левую и так продержал их целых три часа. Возвратившись домой, я сказал себе: посмотрим, заработает ли посудомоечная машина. Мне было просто любопытно. Жена тотчас усекла что к чему и не стала задавать никаких щекотливых вопросов. Машина заработала на славу и довела мытье по-
суды до конца. Жена была в восторге и даже не возразила, когда я сказал, что это всего лишь эксперимент.
Я уже понимал, что в конце концов сдамся. Так я стал похитителем электроэнергии. Теперь вечерами я возвращаюсь с работы домой с таким электрическим зарядом в теле, что каждый, кто ко мне неосторожно прикоснется, рискует быть испепеленным. Мне надо проявлять большую осторожность, так как я уже не только вор, но и потенциальный убийца. Однажды, чем-то раздосадованный, я подумал было, что не мешало бы поразить током жену, но, если не считать той истории с мытьем посуды, я вообще-то ее люблю и не смог бы без нее обходиться. Ну да, она меня эксплуатирует, но делает это в интересах округления семейного бюджета, а не для того, чтобы накупать себе наряды и шубы, как поступают многие жены. Так что я смирился и привожу в действие не только всякие мелкие электроприборы, но и посудомоечную и стиральную машины и даже водонагреватель в ванной. Недавно мы установили в квартире кондиционер: летом он нам очень пригодится. Но своей жизнью я недоволен. Понемногу я утрачиваю свою индивидуальность и вечерами, когда я полностью разряжаюсь, меня охватывает такая тоска, а в голову лезут такие вопросы, которых человек никогда не должен себе задавать. Жена ничего не замечает и продолжает эксплуатировать меня как какую-нибудь электростанцию и временами даже, подшучивая надо мной, называет электрическим человеком. Но, думаю, все-таки настанет момент, когда она снимет свои туфли на пробковой подошве, а я крепко-крепко ее обниму...
Луиджи Малерба. Электрический ветер